Главная » Произведения » Русская литература » Достоевский Фёдор Михайлович
Категории
Реклама

Интересно
загрузка...

Достоевский Фёдор Михайлович

Федор Михайлович ДОСТОЕВСКИЙ (1821-1881)

Творчество Достоевского — одна из высших вершин не только рус­ской, но и мировой литературы. Как великий художник, он необычайно тонко чувствовал сложность и катастрофичность своего времени и су­мел выразить ее в своих романах. Достоевский называл свой реализм фантастическим, потому что для понимания того, что происходит с людь­ми, ему надо было спуститься в самую глубину человеческой души, уви­деть и существующий в ней хаос и скрытый порыв к идеалу. Долгом ху­дожника он считал «при полном реализме» «найти в человеке человека».

Особенность романа Достоевского в соединении реалистически точного воспроизведения социальной жизни, глубокого психологиз­ма и постановки самых сложных и главных бытийственных вопросов, которые делают его роман философским. Достоевский создает и ге­роя, какого прежде не знала литература, — человека с мощно разви­тым самосознанием, с трагическим ощущением мира и личности.

Романы Достоевского всегда обращены к современности, он сам называл себя художником, одержимым «тоской по текущему». Но это «текущее» оказывается в его творчестве переломным временем в жизни России и Европы, временем, подводящим итоги одной и слу­жащей прологом другой, новой эпохи исторического развития чело­вечества. К этой новой эпохе относится и наш век, в котором Досто­евский оказывается одним из самых современных писателей.

«Преступление и наказание» (1866)

XIX века. Так можно назвать практиче­ски любой из русских романов от Пушкина до Толстого. По сути это синоним понятия «реалистический роман»: реализм требует достоверности и зависимости в изображении характера от обстоя­тельств, т.е. условий социальной жизни. Особенность «Преступле­ния и наказания» в пристальном внимании к жизни петербургских бедняков — «униженных и оскорбленных». Ни в одном другом рус­ском романе нет такого широко развернутого фона большого ка­питалистического города и его проблем — нищеты, пьянства, про­ституции. Узкие и низкие комнатки-каморки, распивочные, поли­цейские конторы, дворы и задворки, Сенная площадь — здесь раз­вертывается действие романа, этот городской пейзаж представля­ет характер конфликтов и драм его героев. Важнейшая встреча Раскольникова с Мармеладовым происходит в распивочной, с улицей связано все существование Сони, уличной проститутки, на мосто­вой погибает Мармеладов и здесь же требует справедливости и уми­рает Катерина Ивановна, на проспекте перед каланчой стреляется Свидригайлов. Преступление Раскольникова, рожденное в его сознании одинокого интеллектуала, все этапы его сложной внут­ренней борьбы как бы выносятся на улицы и площади Петербурга — от самого начала романа, когда он выходит на улицу, направляясь к К-ну мосту, к дому старухи процентщицы, и до конца, когда он всенародно кается на Сенной площади.

Внешняя сложная конструкция большого города соединяется с целым миром различных типов и социальных характеров, изобра­женных в романе, — чиновники, помещики, студенты, ростовщи­ки, стряпчие, следователи, полицейские, мещане оказываются включенными в историю одного идеологического убийства.

Слова «психологический», «психологизм» постоянно употребля­ются, когда речь идет о романе Достоевского и о его художествен­ном методе. И сам он говорил о «Преступлении и наказании» как о «психологическом отчете одного преступления», так раскрывая глав­ную мысль романа: «Неразрешимые вопросы восстают перед убий­цею, неподозреваемые и неожиданные чувства мучают его сердце. Божия правда, земной закон берет свое, и он — кончает тем, что при­нужден сам на себя донести». Два момента особенно важны в этих словах Достоевского: во-первых, они указывают на неразрывную связь и зависимость человеческих чувств от «вопросов», идея у Достоевско­го не абстрактна, она решается человеческой жизнью; во-вторых, ука­зание на «неподозреваемость» и «неожиданность» этих чувств, «не­разрешимость» вопросов, на которые «принужден» ответить герой и которые заставляют его проникать все глубже в собственную душу, чтобы дойти до слова правды о себе самом. Необычайно резко выра­женное самосознание — главная черта героя Достоевского. Двигаясь внутрь, в глубину человеческой души и сознания, Достоевский пока­зывает борьбу и столкновение противоположных, «несовместимых» чувств в герое — любви и ненависти, резкого индивидуализма и не­обычайно острого ощущения чужого страдания, способности одно­временно носить в душе «идеал Мадонны» и «идеал содомский» (сло­ва Мити Карамазова). Раскрытию сложного духовного мира героев служат описания снов, исповеди, внутренние монологи и, главное, диалоги героев. Диалоги Раскольникова и Сони, Раскольникова и Порфирия Петровича создают особые сюжетные линии в романе.

Идея занимает в романе Достоевского такое место, что опреде­ление «идеологический роман» или «роман идей» может служить жанровым подзаголовком. Все герои Достоевского в той или иной степени являются носителями идей, мы можем говорить об идее Мармеладова, Свидригайлова, Сони или Порфирия Петровича и других, но центром, организующим всю романную структуру, оказывается теория Раскольникова. Сюжет, композиция, система образов, слож­ная символика подчинены уяснению и разрешению его идеи.

Наиболее необычно для традиционного романа XIX в. и в то же время наиболее характерно для романа Достоевского соединение философского и криминального начал. Почему в романе, в котором ставятся основные вопросы человеческого существования — свобо­ды, бога, любви, добра, — центральным сюжетным событием оказы­вается преступление? Именно преступление, т.е. переступание че­рез нравственный закон, с максимальной остротой ставит вопрос о смысле и истине существования этого закона. Совершение преступ­ления для Раскольникова — это эксперимент, поставленный на себе самом. Но если преступление — постановка вопроса, то наказание — разрешение этого вопроса, ответ на него. Роман распадается на две части: первая — преступление и его причины, вторая, главная, — действие преступления на душу Раскольникова. Эта двучастность выразилась и в названии романа, и в его композиции: из шести час­тей романа одна посвящена преступлению и пять — существованию Раскольникова в мире после совершенного убийства.

Роман построен сложно и в то же время стройно. Центр романа — Раскольников, он участник большинства сцен. Параллельно с его темой развиваются побочные темы — история семьи Мармеладовых, история матери и сестры Раскольникова, история претенден­тов на руку Дуни — Свидригайлова, Лужина. Эти побочные темы притом неразрывно связаны с Раскольниковым, составляют часть его судьбы, оказываются аргументами за и против его теории. Они выходят на сцену уже в первых главах первой части. В первой главе — Раскольников идет к ростовщице Алене Ивановне на «пробу» и ду­мает об убийстве; во второй — встречает Мармеладова, который рассказывает о себе, Катерине Ивановне и Соне и ведет его к себе; в третьей — получает письмо от матери с рассказом о Свидригайлове и известием о помолвке Дуни с Лужиным. Размышление о пись­ме в четвертой главе заставит его сопоставить будущую судьбу Дуни с судьбой Сони «Знаете ли вы, Дунечка, что Сонечкин жребий ни­чем не сквернее жребия с господином Лужиным?»). Здесь же он назовет господина на бульваре, преследующего пьяную девочку Свидригайловым (имя Свидригайлов объединит в его сознании эту девочку, Соню и Дуню).

На протяжении романа эти тематические линии возникают в связи с Раскольниковым в разных сочетаниях и комбинациях, со­единяясь лишь один раз — на поминках по Мармеладову, где Лу­жин оговаривает Соню, а Раскольников ее защищает. К последней части эти фабульные линии исчерпаны, рядом с Раскольниковым остаются лишь Соня и Свидригайлов, символы доброго и злого на­чала его души; после самоубийства Свидригайлова он остается с Соней. Воскрешение Раскольникова, о котором повествует эпилог, связано с Соней, с возможностью любви к ней, с победой лучших сторон его души. Эпилог развязывает долгую историю мучитель­ных духовных исканий героя, но Достоевский обрывает рассказ о его новых чувствах и мыслях: «Вместо диалектики наступила жизнь, и в сознании должно было выработаться что-то совершенно дру­гое». Этому «другому» нет места здесь, это могла бы быть лишь «но­вая история, история постепенного обновления человека».

Особое место в композиции занимает линия следователя Порфирия Петровича. Оно настолько велико, что, по словам исследо­вателя начала века К.К.Истомина, три встречи Раскольникова со следователем «представляют собою как бы законченную трагедию с тремя действиями по строго проведенному плану развития сю­жета». Первая встреча намечает тему, характер борьбы и главных героев трагедии; во второй так называемая перипетия, т.е. поворот действия от хорошего к плохому или от плохого к хорошему: Расколь­ников, впавший в уныние, воспрянул духом после самооговора Ни­колая и посещения мещанина («Теперь мы еще поборемся»); третье действие — неожиданная катастрофа, поражение Раскольникова: Порфирий«представляет ему все выгоды добровольного покаяния».

Не только «большая композиция» частей и сюжетных линий слу­жит раскрытию основной темы романа, ту же роль выполняет и со­отношение эпизодов внутри части. Особенно важна в этом отноше­нии первая часть романа, в которой происходит принятие решения и убийство. Она воссоздает внутреннее состояние Раскольникова, мечущегося между двумя полюсами своего сознания — необходи­мости совершения убийства и невозможности его совершить. Этот вопрос требует решения, и вся действительность, в которой сущест­вует Раскольников (его убогая каморка, хозяйка, которой он задол­жал, «задавленность» бедностью), и все люди, с которыми он прихо­дит в соприкосновение (неважно, говорит ли он с ними, видит их или слышит о них), — все нанизывается на мучащий его вопрос, все ока­зывается каким-либо вариантом ответа на него. «Проба», на кото­рую он идет, чтобы внимательно осмотреть место будущего убийст­ва, оканчивается чувством «бесконечного отвращения»: «... грязно, пакостно, гадко!..» Потом встреча с Мармеладовым, его рассказ о Соне, отправленной мачехой на панель. Встреча с семьей Мармеладовых и их страшной нищетой и почти бездомностью (проходная ком­ната), с голодными детьми рождает противоположное чувство: в мире так устроенном не может быть никаких нравственных преград, они лишь «предрассудки, одни только страхи напущенные» — и это до­казательство правоты преступления: «... так тому и следует быть!» Письмо матери, рассказывающей о Дуне, Свидригайлове, Лужине, делает этот вопрос предельно насущным и неотвратимым, требует немедленных действий. Но следующий эпизод — страшный сон Рас- кольникова о лошади — служит столь же решительным доказатель­ством невозможности преступления: «Нет, я не вытерплю, не вытер­плю! Пусть, пусть даже нет никаких сомнений во всех этих расчетах, будь это все, что решено в этот месяц, ясно как день, справедливо как арифметика». И вновь, то освобождение от необходимости убий­ства, которое дал сон, оказывается предельно кратким. Случайно ус­лышанный на Сенной разговор двух мещан с сестрой старухи Лиза- ветой, который позволил ему узнать, что завтра в семь часов стару­ха будет дома одна, становится для него как будто предопределени­ем, лишая свободы в принятии решения.

Уже говорилось выше о двучастной природе романа, выражен­ной в названии и проявляющейся в композиции. То же можно ска­зать о проблематике. Причина и корни преступления Раскольникова — одна сторона, представление о «наказании», т.е. о влиянии совершенного преступления на личность, — вторая. Само понятие преступления дано в романе с разной степенью глубины. Преступ­ление как уголовное деяние — самое внешнее и простое определе­ние. На самом деле преступление — это нарушение не только юри­дического, но общего нравственного закона, обязательного для че­ловека. Раскольников живет в мире, в котором нарушение этого закона — естественная форма жизни, и все, что окружает его, как будто подтверждает законность преступления. Мармеладов, пере­ступивший через жизнь жены и детей, Катерина Ивановна, пере­ступившая через падчерицу, Соня, переступившая через собствен­ную жизнь, Пульхерия Александровна, готовая ради сына пересту­пить через дочь, Свидригайлов, которому темные слухи о его пре­ступлениях не мешают жить, — все они преступники. Замысел Раскольникова, который кажется странным и фантастическим, укоре­нен в обычной жизни обычных людей.

Преступное состояние мира — не просто причина, а указание на глубокую зависимость Раскольникова от всей боли и всего не­благополучия этого мира. Но существуют и другие причины, и ро­ман показывает их, последовательно двигаясь от внешних, поверх­ностных к истинным, лежащим в самой глубине противоречивого сознания героя. Самая близкая причина — положение Раскольникова, его крайняя бедность («задавлен бедностью», говорит Досто­евский на первой же странице романа), жизнь в комнатке, похо­жей на гроб, долг хозяйке, развившаяся ипохондрия и пр. «Борьба за жизнь» — назвал свою статью о романе Писарев, и выживание представляется как будто естественной причиной убийства бога­той старухи. Очень близко лежит еще одна причина — положение матери и сестры. Она действует еще сильнее: Раскольников любит их больше себя и, кроме того, живя на материнский «пенсион», ис­пытывает резкое чувство вины. Но вспомните сцену признания Раскольникова Соне. На ее потерянный вопрос: «— Ты был голо­ден! ты... чтобы матери помочь? Да?» — последуют его странные и непонятные для нее слова:«...если б только я зарезал из того что голоден был... то я бы теперь... счастлив был!» Следующую причи­ну подсказывает услышанный Раскольниковым в трактире и пора­зивший совпадением с собственными мыслями разговор студента и офицера о том, что можно, убив «глупую, бессмысленную, ни­чтожную, злую, больную старушонку», устроить «сто, тысячу доб­рых дел и начинаний», спасти десятки семейств от нищеты... Это не абстракция. Перед глазами Раскольникова погибающая семья Мармеладова. Но вот тот же разговор с Соней: «Не для того чтобы матери помочь я убил — вздор! Не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор!» Настоящая причина совершенного убийства связана с теорией Рас­кольникова о праве на преступление, и раскроется она нескоро — лишь в пятой главе третьей части, при первой встрече с Порфирием. Теория, изложенная Раскольниковым в статье, состоит в деле­нии человечества на два разряда, первый из них составляют люди обыкновенные, которые должны жить «в послушании», подчиня­ясь законам («тварь дрожащая»), другой же, высший — необыкно­венные» люди, «имеющие дар... сказать в среде своей новое сло­во», которые могут «разрешить своей совести перешагнуть... через иные препятствия». И убийство старухи не более чем «проба» возмож­ности отнести себя к высшему разряду, к тем, кто «право имеет». В ис­поведи Соне Раскольников признается, что двигало им стремление об­рести власть над всем человеческим «муравейником». Важно понять, что предшествующие причины (сострадание матери, сестре, наконец, человечеству) не отменяются этой последней. В сознании Раскольни­кова любовь к людям живет рядом с презрением к ним.

Иннокентий Анненский заметил, что в романе наказание пара­доксальным образом предшествует преступлению. Это действитель­но так. Страшное состояние разрыва между «идеей» и «натурой», между необходимостью совершения убийства и его невозможностью — мука, которую Раскольников испытывает до убийства. Пять после­дующих частей посвящены состоянию его души после убийства. В чем наказание? Как преступление может пониматься просто как со­вершенное деяние, так и наказание в самом непосредственном смыс­ле — наказание по закону, по суду — каторга. Но как и в случае с понятием «преступление», образ наказания складывается из несколь­ких слоев. Прежде всего это непосредственное и сильное чувство страха. Опасность быть пойманным преследует убийцу. Второй сон Раскольникова (ужасные крики на лестнице, Илья Петрович из по­лицейской конторы, который почему-то страшно бьет хозяйку...) выражает состояние этого предельного страха. Следующий пласт — мучительное чувство стыда за свою слабость, за то, что «только и смог что убить», что не принадлежит к высшей касте, не оказался сверх­человеком, Наполеоном. Но и это не последнее. Самый глубинный пласт — ощущение отрезанности от мира людей (эпизоды в поли­цейской конторе, на берегу Невы, при встрече с матерью и сестрой). Его мир теперь — это только он и мертвая старуха, которую он вновь и вновь убивает во сне. Невозможность быть с людьми причиняет страдание, но это страдание высокое, оно гарантия необходимого возвращения к людям (вспомните слова Достоевского: «... он конча­ет тем, что принужден сам на себя донести»). Это понимает Порфирий, убеждающий Раскольникова сдаться, и Соня, посылающая его покаяться на площадь.

Поскольку идейный мир Раскольникова находится в центре рас­смотрения, система персонажей в романе строится в соотношении с ним идейных миров других героев. Абсолютной противополож­ностью его идеи является идея Сони — святость любой чужой жиз­ни, возможность переступить лишь через себя. К полюсу Сони близ­ка Дуня Раскольникова с ее готовностью жертвовать собой. Мар­меладов, Катерина Ивановна, Пульхерия Александровна, бесконеч­но разные по характеру люди, тем не менее объединены и противо­поставлены Раскольникову идейной общностью: переступая через других, они сознают греховность этого и свою вину (вспомните сло­ва Мармеладова о том, что Господь простит таких, как он, потому, что «ни единый из сих сам не считал себя достойным сего...»). Разумихин и Порфирий Петрович тоже объединены общим неприятием идеи Раскольникова, для них главное зло в покушении теоретической идеи («арифметики» и расчета) на богатство живой жизни. Порфирий при последней встрече с Раскольниковым унижает его идею, одновременно с высоким уважением говоря о «натуре» Раскольникова («Я ведь вас за кого почитаю? За одного из таких, которым хоть кишки вырезай, а он будет стоять да с улыбкой смотреть на мучите­лей, если только веру иль бога найдет»).

Другое, противоположное, место занимают в системе идейные миры так называемых «двойников» Раскольникова — Лужина и Свидригайлова. Не связанные друг с другом, они воплощают раз­ные стороны идеи Раскольникова: Лужин — эгоистическую расчет­ливость, прикрывающуюся рациональной идеей «общего блага» (ср. с «арифметикой» Раскольникова), Свидригайлов — отсутствие нравственных границ, а следовательно, отсутствие самой идеи пре­ступления — неразличение добра и зла. По сути Свидригайлов и представляет собой тот «высший тип», о котором мечтает Расколь­ников. Но его абсолютная свобода оборачивается отказом от веч­ности («деревенская банька с пауками») и самой жизни. Самоубий­ство Свидригайлова контрастно настойчиво повторяющейся в ро­мане евангельской истории воскрешения Лазаря — прообразу ду­ховного воскрешения Раскольникова.

Нашёл ошибку? Выдели и нажми ctrl + Enter
Теги: Достоевский | Распечатать
06.29.2012 / 16:12 - Произведения » Русская литература

Партнёры
Работа на заказ
Заказать работу
Товары
загрузка...
Отзывы стобалльников
Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова
Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее...
Анастасия Донцова
Анастасия Донцова
Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее...
Мария Малышева
Мария Малышева
я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное - мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее...
Дарья Иванова
Дарья Иванова
Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее...
Войти через: