Главная » Произведения » Русская литература » Цветаева Марина Ивановна
Категории
Реклама

Интересно
загрузка...

Цветаева Марина Ивановна

Марина Ивановна ЦВЕТАЕВА (1892-1941) — самобытная поэтесса, не принадлежавшая ни к каким группировкам и течениям русской поэзии первой трети XX века, несмотря на то, что большинство поэтов предреволюционных и пер­вых послереволюционных лет так или иначе заявляли о своих «клано­вых» симпатиях и пристрастиях. Для Марины Цветаевой характерна ранняя самобытность, независимость в жизни и творчестве.

Первый сборник — «Вечерний альбом» — она опубликовала в 18 лет, не поставив об этом в известность никого из домашних. Ее стихи сразу же были замечены «мэтрами» русской поэзии тех лет: Н. Гумилевым, В. Брюсовым. Уверенность в себе, в своем творчест­ве, высказанная в одном из первых стихотворений («Моим стихам, как драгоценным винам, придет черед» (1913), подтвердилась даль­нейшим развитием событий.

Судьба ее сложна и трагична. В 1922 году, потеряв одну из доче­рей, умершую от голода и болезней, она уезжает из России в эмигра­цию, к мужу, бывшему белогвардейскому офицеру, проживавшему в Чехии, затем переезжает в Париж. В среде белой эмиграции она чувствовала себя чужой, хотя и воспевала ее в ряде стихотворений. Повсюду ее сопровождали бедность, чувство одиночества, изгнан­ничества. Тем не менее, несмотря на все превратности судьбы, ни на минуту не прекращалась постоянная работа над словом, над стихом, велась переписка с друзьями, единомышленниками, крупнейшими поэтами эпохи — Маяковским, Пастернаком.

Выходят сборники «Психея», «Ремесло», «После России». Соз­даются крупные поэтические произведения, лирическая проза, трактаты об искусстве.

В 1939 году М. Цветаева возвращается на родину, в Советский Союз, куда еще раньше приехали ее муж и дочь Ариадна. Возвра­щается, хотя давно понимает:

Той страны на карте — Нет.

В пространстве — Нет.

Выпита, как с блюдца, —

Донышко блестит.

Можно ли вернуться

В дом, который срыт?

(1932)

Поняв ошибочность своего шага, по сути, погубившего семью (муж и дочь репрессированы, сын призван в Красную Армию, его ждет фронт), она в августе 1941 года кончает жизнь самоубийством в Елабуге, куда была эвакуирована вместе с другими писателями в начале Великой Отечественной войны. Не дано ей было обрести вечный покой на родине, в Москве, как мечталось в одном из ран­них стихотворений:

Мне же — вольный сон, колокольный звон,
Зори ранние
На Ваганькове.

(1916)

Могила ее неизвестна.

Лирика («Моим стихам, написанным так рано...». Встреча с Пушкиным. «Уж сколько их упало в бездну...» Стихи к Блоку. «Другие с очами и личиком светлым...» Владимиру Маяковскому. «Русской ржи от меня поклон...» Стихи к Чехии. Стихи о Москве. Психея).

Поэзия Марины Цветаевой в полной мере раскрывает масштаб ее личности, сравнимый с земными и небесными стихиями, не знаю­щий удержу ни в чем: ни в любви, ни в творчестве, ни в работе. В стихотворении «Другие — с очами и личиком светлым...» (1916) она так говорит о смысле своего бытия на земле:

Другие всей плотью во плоти блуждают,

Из уст пересохших дыханье глотают...

А я — руки настежь!» — застыла — столбняк!

Чтоб выдул мне душу российский сквозняк!

Поэтесса умирает с каждым стихотворением, но и возрождается вместе с ним, питая своим творчеством страждущих духовной пищи:

Вскрыла жилы: неостановимо,

Невосстановимо хлещет жизнь.

Подставляйте миски и тарелки!

Всякая тарелка будет — мелкой!

Миска — плоской. Через край — и мимо —

В землю черную, питать тростник

Невозвратно, неостановимо,

Невосстановимо хлещет стих.

Не чувствуя зависимости от литературной моды, от группиро­вок и течений начала XX века, она чувствует свою сопричастность высокой поэзии, чувствует себя своей в кругу великих поэтов: Бе­ранже, Державина, Пушкина, Блока, — обращаясь к ним в своих стихах не потому, что считает себя равной им, а потому, что считает себя единомышленницей, служит тому же великому и испепеляю­щему искусству, что и они:

Я знаю: наш дар — неравен,

Мой голос впервые — тих.

Что вам, молодой Державин,

Мой невоспитанный стих!

Цветаева неоднократно посвящала стихи своим современни­кам-поэтам, с которыми чувствовала особое духовное родство, видела тот же тяжкий груз «избранничества»: Блоку, Ахматовой, Мандельштаму, Пастернаку, Маяковскому. Поэтический «роман» с Блоком растянулся на годы. Первое стихотворение, посвящен­ное Блоку, да и, пожалуй, самое известное — «Имя твое — птица в руке...» — написано в 1916 году, а в последних оплакана его без­временная смерть в 1921 году: «Вот он — гляди — уставший от чуж­бин...», «Други его — не тревожьте его!..», «А над равниной — крик лебединый...», «Не проломанное ребро — Переломанное крыло...» «Без зова, без слова...» и др. Цветаева не была знакома с Блоком лично. Она видела его всего дважды в жизни — в 1920 году, когда он выступал с чтением своих стихов в Москве. Тогда же она пере­дала ему свои стихи. Ответа не получила, но, по признанию друга Блока, тот внимательно и долго их читал с необъяснимой «доолгой» улыбкой. Свое преклонение перед Блоком, которого она счи­тала «сплошной совестью», «явным торжеством духа» над земны­ми приметами, она пронесла через всю жизнь. В блоковском цик­ле М. Цветаевой явственно ощущаются библейские мотивы, не случайно она говорила, что воспринимает блоковскую смерть как вознесение. Уже в стихотворении 1916 года «Ты проходишь на запад солнца...» перефразированы слова молитвы «Свет тихий». Она называет Поэта «Божий праведник мой прекрасный, / Свете тихий моей души» и счастлива тем, что может издали поклоняться «восковому, святому лику». В том же 1916 году — предчувствие, предсказание гибели поэта и его бессмертия:

Думали — человек!

И умереть заставили.

Умер теперь. Навек.

—  Плачьте о мертвом ангеле!

Черный читает чтец,

Топчутся люди праздные...

—  Мертвый лежит певец

И воскресение празднует.

В стихах Блока она видит пророчества «о том, / Какие дни нас ждут, как бог обманет, / Как станешь солнца звать — и как оно не встанет...».

В то же время Цветаева не обходит вниманием и земную, стра­стную, «метельную» натуру поэта. В стихотворении «Имя твое...» в ассоциации с именем поэта включается весь мир: птица в руке, льдинка на языке, мячик, пойманный на лету, камень, кинутый в ти­хий пруд, поцелуй в глаза, поцелуй в снег, глоток голубой воды из родника, сладкий сон, — в общем, все, что душу и очищает, и «одева­ет в плоть», говоря словами С. Есенина. Тот же принцип метафор и ассоциаций — в стихотворении «У меня в Москве — купола горят...»: «Всей бессоницей я тебя люблю, / Всей бессоницей я тебе внемлю — /О ту пору, как по всему Кремлю / Просыпаются звонари». Поэтес­са хочет подарить Блоку самое прекрасное на земле — свою Москву, Кремль, в котором «легче дышится, чем на всей земле». И это гово­рит о многом, ведь Москва — это то место, где Цветаева хотела бы жить и умереть, передав это счастье своим потомкам. Цикл стихов о Москве, по сути, «символ веры» Цветаевой:

Москва! Какой огромный

Странноприимный дом!

Всяк на Руси — бездомный,

Мы все к тебе придем.

(1916)

Московская земля для нее свята: по ней она тихо тронется в путь странницей с крестом серебряным на груди, если уж очень тяжко станет жить, ее она будет целовать в сокровенную минуту, ею же запечатают рот поэта в смертный час (ст. «Над синевою подмосков­ных рощ...» и «Семь холмов — как семь колоколов...»).

Если поэт наделен даром любви к родной земле, то он понимает и боль других народов, становится подлинным интернационалистом. В 1939 году, когда фашисты захватили и расчленили Чехию, в кото­рой М. Цветаева жила несколько лет во время эмиграции, где родился ее сын Георгий, она на одном дыхании написала цикл «Стихи к Чехии» (1939). Вместе с героем стихотворения «Один офицер» она утверждает неколебимость тех, кто защищает родину:

Пусть целый край —

К вражьим ногам!

Я под ногой — Камня не сдам!

Боль ее за поруганную Чехию была тем более остра, что совер­шила это Германия, родина ее матери, Германия, которую она лю­била столь же трепетно и страстно. Сколько душевных сил стоил приговор Германии, которая «встарь сказками туманила, / Днесь танками пошла»: «О мания! / О мумия / Величия! / Сгоришь, Гер­мания! / Безумие, / Безумие, / Безумие / Творишь!».

Вторая мировая война воспринимается как всеобщее сумасше­ствие. В «Стихах к Чехии» звучат апокалиптические ноты:

О, черная гора,

Затмившая — весь свет!

Пора — пора — пора

Творцу вернуть билет.

Отказываюсь — быть.

В бедламе нелюдей

Отказываюсь — жить.

С волками площадей

Отказываюсь — выть.

С акулами равнин

Отказываюсь плыть...

И только далекая Россия пока еще внушает веру, надежду, лю­бовь: «Русской ржи от меня поклон, / Ниве, где баба застится...»

Недосказанность, лаконизм ее стихов передают скрытую боль, которую страшно обнажить перед читателем, но и хранить в глуби­не души нельзя — душа разорвется. Стихотворение «Тоска по ро­дине» за иронией скрывает отчаяние:

Тоска по родине! Давно

Разоблаченная морока!

Мне совершенно все равно —

Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой

Брести с кошелкою базарной...

Последние строки стихотворения опровергают его в целом, от­рицают это «все равно» по отношению к тому, что на самом деле дороже всего:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст.

И все — равно, и все — едино.

Но если по дороге — куст

Встает, особенно — рябина...

Многоточие скрывает за собой всю гамму чувств человека, по­терявшего самое дорогое, разлученного с самым родным.

Конечно, как и любой поэт, М.Цветаева немало стихов посвяти­ла любви. Они полифоничны по своей сути: тут и монолог острови­тянки, готовой сжечь свое жилье, чтобы приготовить ужин люби­мому, тут и «попытка ревности», рассказывающая, с каким трудом обретает силы жить покинутая женщина, тут и независимая репли­ка гордой красавицы: «Благословляю Вас / На все четыре стороны», и тоска одиночества, и духовный поединок равновеликих лично­стей, и «боль, знакомая, как глазам — ладонь, / как губам — имя собственного ребенка».

Стихи М.Цветаевой эмоциональны, образность сложна и субъ­ективна. Часто стихотворение строится на оригинальном взаимо­действии звука и смысла, значения слова и его структуры, семанти­ки и морфологии. Одно слово ведет за собой другое — по смыслу, по смежности, по звуковому подобию:

Отцарствуют, отплачут, отгорят, —

Остужены чужими пятками, —

Мои глаза, подвижные, как пламя.

Структура ее стиха динамична, за действием скрыта сила чувств:

Скоро — закат,

Скоро — назад:

Тебе — в детскую, мне —

Письма читать дерзкие,

Кусать рот. А лед

Все Идет.

(1916)

И. Эренбург сказал о поэзии М. Цветаевой в книге «Люди, годы, жизнь»: «В русскую поэзию она принесла много нового: настойчи­вый цикл образов, расходящийся от одного образа, как расходятся круги по воде от брошенного камня, необычайно острое ощущение притяжений и отталкиваний слов, поспешность ритма, который пе­редает учащенное биение сердца, композицию стихов и поэм, похо­жую на спираль, — так потрясенный человек, как бы обрывая мысль, снова к ней обращается, не к ней самой, а к смежной».

Нашёл ошибку? Выдели и нажми ctrl + Enter
Теги: Цветаева | Распечатать
07.01.2012 / 00:50 - Произведения » Русская литература

Партнёры
Работа на заказ
Заказать работу
Товары
загрузка...
Отзывы стобалльников
Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова
Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее...
Анастасия Донцова
Анастасия Донцова
Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее...
Мария Малышева
Мария Малышева
я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное - мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее...
Дарья Иванова
Дарья Иванова
Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее...
Войти через: