Главная » Произведения » Русская литература » Твардовский Александр Трифонович
Категории
Реклама

Интересно
загрузка...

Твардовский Александр Трифонович

Александр Трифонович ТВАРДОВСКИЙ (1910-1971)

Творческий путь А.Т. Твардовского начался в 30-е годы в полном согласии с линией ВКПб и правительства на коллективизацию, ин­дустриализацию и ужесточение так называемой «борьбы с врага­ми народа». Он писал стихи и поэмы, прославляющие социализм, коллективизацию, несмотря на то, что необоснованным репресси­ям подверглась семья его отца на Смоленщине (поэмы «Путь к со­циализму», «Страна Муравия»).

Твардовский принимал участие в войне с Финляндией в 1940-м году, в Великой Отечественной войне, был фронтовым корреспон­дентом. Созданная в 1941 — 1945 гг. поэма «Василий Теркин» стала одним из популярнейших произведений о войне.

После войны А. Твардовский, возвращаясь к впечатлениям во­енных лет и незатухающей скорби о погибших, пишет проникно­венные стихотворения «Я убит подо Ржевом» и «Я знаю, никакой моей вины, / В том, что другие не пришли с войны...» Первое стихо­творение построено как монолог безымянного солдата, погибшего в первый же год войны, защищая Москву: «И у мертвых, безглас­ных / Есть отрада одна: / Мы за Родину пали, / Но она спасена». Стихотворения «Я знаю, никакой моей вины...», написанное в 1966 году, говорит о том, как глубоко в сердце поэта лежит ответствен­ность перед погибшими.

Поэмы «За далью — даль» и «По праву памяти» содержат лири­ческую исповедь поэта, пережившего потрясение в связи с пере­оценкой происшедшего со страной и с ним самим.

Основой сюжета поэмы «За далью—даль» является путешествие поэта в поезде «Москва — Владивосток» через всю страну и одно­временно осмысление пережитого страной за последние годы. Это путешествие в пространстве и во времени (10 лет и 10 тысяч верст).

Поэма «По праву памяти», посвященная памяти отца, репрессиро­ванного в годы коллективизации, говорит о пересмотре позиции авто­ра по отношению к политике партии большевиков в 1930—1940-е годы. Поэма, написанная в 60-е годы, была запрещена даже достаточно либе­ральной в те годы цензурой и увидела свет только в 80-е годы.

С 1958 года Твардовский возглавляет журнал «Новый мир» и де­лает этот журнал центром, вокруг которого группировались силы, стремящиеся к честному изображению действительности, пути, пройденного страной после Октября 1917 года. Твардовский-редак­тор поддерживает многих начинающих писателей. В журнале «Но­вый мир» при его непосредственном участии в 1962 году была опуб­ликована повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», открывшая читателям новое имя, нового писателя, которому суждена такая уникальная роль в развитии литературного процесса вто­рой половины XX века; произведения В.Белова, Б.Можаева и других писателей-деревенщиков, первыми попытавшихся сказать правду о бедственном положении русского крестьянства, разоренного и на­половину уничтоженного коллективизацией. Были подготовлены к публикации, но запрещены романы Б. Пастернака «Доктор Живаго»,

А. Солженицына «Раковый корпус», «В круге первом». А. Твардовский был бескомпромиссен в своей переоценке прошлого и борьбе на под­линную свободу творчества. В 1970 г., в период начинающегося так называемого «застоя», был отстранен от руководства журналом, что ускорило его безвременную кончину.

«Василий Теркин»

Поэма «Василий Теркин» — произведение подлинно новаторское по своим жанрово-стилевым и сюжетно-композиционным особенно­стям. В ней находят творческое отражение традиции таких произве­дений, как роман Пушкина «Евгений Онегин» и поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Поэма Твардовского имеет так назы­ваемый «свободный сюжет», позволяющий включать или выключать, а так же переставлять главы без особого ущерба для смысла: «Эта книга про бойца/ Без начала, без конца» — так характеризует свое произве­дение Твардовский в стихотворном вступлении «от автора»:

Почему так — без начала?

Потому что сроку мало

Начинать ее сначала.

Почему же без конца?

Просто жалко молодца.

Первая глава — «На привале» — начинается с шутливого моно­лога героя, насыщенного шутками-прибаутками, показывающего умение героя приспособиться к любой ситуации, расположить к себе окружающих, поднять настроение в трудную минуту. Затем Теркин рисуется в деле — главы «Перед боем», «Переправа», «О вой­не», «Теркин ранен» и т.д. Жизнь как бы сама подсказывала темы «беседы» автора с фронтовым читателем. Так рождается структур­ный принцип внутренней завершенности каждой беседы-главы: фронтовой читатель мог не знать предшествующей главы или не до­ждаться последующей, погибнув или получив ранение в ближайшем бою, перед которым и попала ему в руки фронтовая многотиражка с очередной главой. Но целостное представление о рассказанном и эс­тетическое удовольствие он все равно получал.

Законченность поэме придают объективно-исторические хроно­логические рамки — все события, описанные в ней, происходят в пе­риод сурового времени Великой Отечественной войны, и факты, из­вестные каждому читателю, чувства, сопережитые всеми, способст­вуют более глубокому эмоциональному восприятию поэмы в целом и каждой отдельной ее части. Рассказ о герое то и дело прерывается ав­торскими отступлениями, напрямую обращенными к читателю. В этих отступлениях автор говорит о своем отношении к герою, о единстве мыслей и чувств всего народа, вставшего насмерть против врага:

И скажу тебе, не скрою, —

В этой книге там ли, сям

То, что молвить бы герою,

Говорю я лично сам.

И заметь, коль не заметил,

Что и Теркин, мой герой,

За меня гласит порой.

Над поэмой Твардовский работал на протяжении всей войны. По мере работы образ героя укрупнялся, типизировался. Первоначаль­но Теркин — недотепа и балагур, пустомеля, считающий, что лучшее место в армии — это «повара в пехоте», затем — эпический воин, ведущий бой, «смертный бой не ради славы — ради жизни на зем­ле», перенявший эстафету борьбы от старого русского солдата вре­мен Первой мировой (глава «Два бойца»), вступающий в бой не толь­ко с конкретным врагом, но и с самой Смертью (глава «Смерть и воин»). Поэма обращена к конкретному адресату:«Чтоб от выдумки моей / На войне живущим людям / Стало, может быть, теплей».

От главы к главе образ Василия Теркина все более приобретает черты обобщенные, почти символические. Герой воплощает собой весь воюющий народ: «В бой идет, в огонь кромешный, / Он идет, святой и грешный / Русский чудо-человек». При всем при том он не теряет конкретности и определенности первоначальных своих качеств — простоты и достоинства, умения вовремя скрасить шуткой отдых и не задумываясь встать в полный рост перед врагом (главы «Про солдата-сироту», «По дороге на Берлин», «В бане»).

Для поэмы «Василий Теркин» характерно стилевое многообразие: героика («Переправа», «Теркин ранен»), юмор («В бане» «На прива­ле», «Гармонь»), фантастика («Смерть и воин»). Многие стихи поэмы стали пословицами: «Города сдают солдаты, Генералы их берут», «За­чем мне орден? Я согласен на медаль», «Пушки к бою едут задом», «Эй, славяне, что с Кубани, с Дона, с Волги, с Иртыша» и др.

Следуя традиции пушкинского «свободного романа» «Евгений Онегин», Твардовский часто включает в повествование лирические главы, в которых ведет прямой разговор с читателем «от первого лица» (гл. «О себе», «От автора», «О любви»). Твардовский обраща­ется и к читателю, и к своему герою, как к живому, реально сущест­вующему человеку, вступает в непринужденный разговор на самые различные темы, посвящает в свои творческие замыслы: «Пусть читатель вероятный / Скажет с книгою в руке: / «Вот стихи, а все понятно, / Все на русском языке».

И содержание, и форма поэмы поистине народны. Поэтому и ста­ла поэма одним из самых значительных произведений не только во­енной, но и всей русской литературы второй половины XX века.

Нашёл ошибку? Выдели и нажми ctrl + Enter
Теги: Твардовский | Распечатать
07.01.2012 / 01:07 - Произведения » Русская литература

Партнёры
Работа на заказ
Заказать работу
Товары
загрузка...
Отзывы стобалльников
Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова
Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее...
Анастасия Донцова
Анастасия Донцова
Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее...
Мария Малышева
Мария Малышева
я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное - мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее...
Дарья Иванова
Дарья Иванова
Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее...
Войти через: