Главная » Сочинения » Поэзия А.С. Пушкина
Категории
Реклама

Интересно
загрузка...

Поэзия А.С. Пушкина

Первое, что бросается в глаза при чтении стихов Пуш­кина, — это их удивительная прелесть, яркость и ясность образов, сила чувств, блеск ума, виртуозное владение словесными средствами — ритмом, звуками.

Стихи Пушкина надо читать очень внимательно, вду­мываясь в каждое слово, потому что каждое слово у него важно для понимания целого. Н.В.Гоголь писал в статье «Несколько слов о Пушкине»: «Здесь нет красноречия, здесь одна поэзия: никакого наружного блеска, все просто, все прилично, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг; все лаконизм, каким всегда бывает чистая поэзия. Слов немного, но они так точны, что обозначают все. В каждом слове бездна пространства...»

Неисчерпаем материал, который впервые художест­венно внес в русскую литературу Пушкин: характерные образы сверстников поэта, европейски просвещенной и страдающей молодежи XIX века, мир униженных и оскор­бленных, стихия крестьянской жизни и национально-ис­торический мир; великие социально-исторические кон­фликты и мир переживаний уединенной человеческой души, охваченной всепоглощающей идеей, которая стала ее судьбой, и т.д. И каждая из этих областей находила в дальнейшем развитии литературы своих великих художни­ков — замечательных продолжателей Пушкина — Лермон­това, Гоголя, Тургенева, Гончарова, Некрасова, Салтыко­ва-Щедрина, Достоевского, Льва Толстого.

Метод Пушкина можно определить как высшую худо­жественную объективность. Поэт отказывается от навязы­вания изображаемой им действительности авторских вку­сов, пристрастий, желаний. Он дает обобщение законов развития самой действительности, независимо от того, отвечают ли они намерениям автора. Это сказывается уже в первых романтически окрашенных стихотворениях.

Но объективно отражая действительность, Пушкин не исключает и восприятие самого поэта-художника. Объек­тивность Пушкина — это пристальное внимание к другим людям, постоянно звучащее в его произведениях горячее сочувствие их радостям и страданиям.

Общественная тема, тема народа и его судьбы, зани­мала одно из главных мест в его творчестве.

В юношеском стихотворении «К Чаадаеву» (1818) Пушкин,  говоря  о страстном желании увидеть  родину свободной, сравнивает силу и непосредственность этого желания с чувством страстного любовника:

Мы ждем с томлением упования

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуту верного свидания.

Поэта соединяло с Чаадаевым чувство дружбы и еди­номыслия еще со времен учебы Пушкина в Царскосель­ском лицее. Тема вольнолюбивой дружбы вызывала при­вычные со школьной скамьи образы героев Древнего Рима и Древней Греции. Эти герои вызывали чувство благого­вейного восторга, служили примером высокой добродете­ли, вызывали восхищение человечества пламенной любо­вью к своему отечеству:

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы

Заключительные строки призывали к подвигу, кото­рый каждый понимал как революцию, как действие. Имен­но поэтому лучшее время жизни, самую сильную и само­отверженную пору надо посвятить Отчизне. Участие в подвиге, освобождающем Россию от самовластия, обеспе­чивало более прочную славу («И на обломках самовластья Напишут наши имена»).

Это послание для последующих поколений стало ли­тературным памятником истинной дружбы, вдохновлен­ной общностью политических идеалов.

В другом послании к Чаадаеву (1821) поэт выражает благодарность своему другу:

Во глубину души вникая строгим взором,

Ты оживлял ее советом иль укором...

Здесь звучит мотив принимания дружбы как высокой ответственности за моральную чистоту друга, здесь и при­знательность за строгость, за совет, но главная благодар­ность выражена в строке: «Твой жар воспламенял к высо­кому любовь...» А высокое во времена Пушкина — это любовь к свободе, к «вольности святой».

В духовной жизни поэта дружба играла огромную роль. Поэтому большое значение приобретали для него лирические послания к друзьям на празднование ежегодной годов­щины образования Лицея.

Поэт посвящает вдохновенные строки каждому из друзей — Пущину, Горчакову, Дельвигу, Кюхельбекеру, благодаря их за то, что они, верные дружбе, посетили «поэта дом опальный...» Все стихотворение — гимн дружбе. «Друзья мои, прекрасен наш союз!» — восклицает поэт («19 октября» (1825)).

Для лирического героя Пушкина любовь — это глубо­кое, нравственно чистое, нежное и самоотверженное чув­ство, это восторг перед духовной и физической красотой, это гимн в честь возвышенного, светлого чувства любви, это выражение безграничного уважения к женщине, это трогательная преданность любимой, это муки ревности.

Редкое стихотворение Пушкина обладает такой попу­лярностью, как «Я помню чудное мгновенье...», посвященное А.П.Керн, написанное поэтом в изгнании в 1825 году.

Пушкин начинает свое стихотворение с воспоминания о первой встрече с Керн и мысленно переносится в петер­бургскую обстановку 1817-1820 годов, в годы, проведен­ные:

В томлениях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты...

События оборвали эту пору жизни поэта:

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты...

Наступили тяжелые годы изгнания:

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Слезы, любовь, вдохновение — вот спутники подлин­ной жизни. Но подавленное состояние поэта продолжалось недолго, и к новой встрече Пушкин приходит с ощущением полноты жизни:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Последние два стиха повторяют начальное четверости­шие. Они знаменуют возврат к юности, преодоление тоски минувших лет.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Пробуждение души открыло Пушкину возможность упоения творчеством, жизнью, любовью. Любовь в жизни и творчестве поэта всегда была страстью, в высшей степени воплощающей ощущение жизненной полноты.

Несколько нежных, поражающих своей трогательнос­тью стихотворений посвятил Пушкин Е.К.Воронцовой, о которой он помнил всю жизнь («Сожженное письмо», «Талисман», «Ненастный день потух...», «Прощание»). Эти стихи отличаются чувством большого уважения к женщине.

Очень часто тема любви сливается у Пушкина с лири­ческим пейзажем, гармонирующим с тем чувством, которое владеет поэтом. Пример тому — чудесные строки стихотво­рения «На холмах Грузии лежит ночная мгла...», написан­ного в мае 1829 года во время путешествия в Арзрум.

Говоря о любви, поэт не употребляет ни развернутых сравнений, ни ярких эпитетов. Он пишет, кажется, совсем просто, непринужденно. Поражает лаконизм и точность предложений. Ясно ощущается прохлада и свежесть летней ночи, глухой рокот набегающих волн в звонкой тишине и такое же непосредственное, чистое и прекрасное, как сама природа, чувство поэта.

Пейзажная лирика занимает особое место в творчестве Пушкина. Он был первым русским поэтом, который не только сам узнал и полюбил чудесный мир природы, но и открыл для читателей удивительную прелесть светлых, нежных красок пейзажа средней полосы России, величие седых снежных вершин Кавказа, своеобразную красоту морской стихии. На протяжении всего творчества Пушкин обращается к пейзажной лирике.

Своему излюбленному времени года поэт посвятил стихотворение «Осень». Простой и скромный пейзаж сред­ней России передан здесь во всей его поэтичности. Следует внимательно отнестись к эпиграфу: «Чего в мой дремлю­щий тогда не входит ум?», взятому из стихотворения Державина «Евгению. Жизнь званская». Этим эпиграфом Пушкин утверждает тесную связь своего стихотворения со знаменитым посланием Державина, в котором прославля­ется покой и уединение на лоне сельской природы.

У Пушкина мотив уединения, отхода от сует светской жизни также имеется, хотя и не играет такой большой роли, как у Державина. Пушкин восторгается видом русской природы, ее осенней пышностью и красотой, восприни­маемой им как знамение вечного обновления жизни:

Унылая пора! Очей очарованье!

Ощущение здоровья, душевной бодрости, полноты жизни, творческой силы наполняет это стихотворение, придает ему оптимистическое, жизнеутверждающее звуча­ние:

И с каждой осенью я расцветаю вновь...

Эмоциональная окрашенность предметов не нарушает точной и наглядной картины, словно запечатленной на полотне кистью художника: последние листья, осыпаю­щиеся с деревьев, промерзшая дорога, застывший пруд — скупые детали, отмечающие лишь главные перемены в природе.

По манере письма «Осень» во многом близка к «Евге­нию Онегину». Здесь та же разговорная интонация, непри­нужденная беседа автора с читателями, многочисленные отступления от темы, иронические замечания, необычная для лирики свобода повествования. Автор разговаривает с читателем. Он не только рисует картину осени, но и рассказывает о деревенской жизни, о себе самом.

За простым и естественным повествованием в стихо­творении стоит непосредственно сам автор, со своей умной, всепонимающей иронией, равно опасающийся и идиллии, и ложной патетики.

В то же время в «Осени» основной является тема возникновения творчества, рождения поэзии, которой за­вершается стихотворение. Поэзия, творческое вдохновение пробуждается в результате жизненных наблюдений. Пол­нота бытия, богатство впечатлений от природы и рождает творческий порыв. Пушкин говорит здесь не о простом воспроизведении действительности. Он противопоставляет рождение творческого вдохновения обычному состоянию поэта.

И забываю мир — ив сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне...

Тема поэзии, творческого вдохновения возникает в результате этого неисчерпаемого богатства впечатлений от действительности, окружающей природы, полноты бытия.

В окончательной редакции Пушкин завершает свое стихотворение вопросом: «Плывет. Куда ж нам плыть?», после которого ставит две строчки точек, означающих полную свободу ответа на этот вопрос. Тем самым сохра­няется возможность для поэта избрать любую тему, любой курс для своего поэтического корабля.

Для Пушкина одной из важных тем творчества была тема призвания поэта. Стихотворение «Пророк» было на­писано осенью 1826 года.

Библейский пророк прежде всего носитель правды, неподкупности, справедливости, обличитель владык мира сего, защитник интересов народа. Пророк Пушкина высту­пает как провозвестник истины: он «глаголом» должен «жечь сердца людей», но он прежде всего творец, охвачен­ный вдохновением. У Пушкина пророк несет людям муд­рость, знание природы и законов, управляющих вселенной и человеческими судьбами. Пушкин выражает не только свое понимание призвания поэта как обличителя пороков общества, как учителя жизни. Он показал в «Пророке» роль вдохновения, определяющего творчество подлинного поэта. Этот смысл стихотворения — рождение вдохновения — у Пушкина передан в библейской форме.

Пушкинский поэт — пророк, хотя и обретает высокий божественный дар всеведения, не отрывается от земли. Его проникновение в тайны природы лишь результат его вдох­новения, творческого познания.

«Пророк» Пушкина посвящен описанию рождения поэта, обретению им поэтического дара, свойственного не любому поэту, а лишь тому, кто, будучи «томим» «духовной жаждою», способен преодолеть в себе «малодушную» при­верженность к «заботам суетного света».

Стихотворение написано не от лица автора, а от имени библейского пророка.

Духовный жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился...

— так говорит о себе пророк. Автор, в сущности, устраня­ется: не он говорит о пророке, а сам пророк рассказывает о себе, о нисшедшем на него вдохновении. Поэтому рас­сказ его выдержан в том библейском стиле, которым напи­сана книга пророка Исайи. Пользуясь библейскими обра­зами и мотивами, Пушкин изображает творческое прозрение поэта. Томящийся «духовной жаждой», внутрен­ней, еще не осознанной потребностью творчества, поэт «влачится» в «пустыне мрачной» в духовном одиночестве. Явление серафима знаменует рождение того вдохновения, которое отличает пророков и поэтов. В «Пророке» передана не только библейская образность и лексика, но и суровая, торжественная интонация речей пророков, скупой библей­ский синтаксис кратких предложений.

Перечисление признаков и свойств ясновидения про­рока дано в нагнетании предложений, придает библейскую энергию интонации, гипнотизирует властность лаконичес­ки сжатых фраз:

Моих ушей коснулся он, —

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье...

Стихотворение является монологом, чем и мотивиро­ван высокий, торжественный ораторский стиль.

Поэт в понимании Пушкина — пророк, который чуж­дается мнения «толпы», светской «черни», чья жизнь огра­ничена эгоистическими заботами о материальных благах, мнения людей, не понимающих его высоких целей. Поэт-пророк возвышается над обыденным, над разрозненными и внешними фактами жизни. Его поэтический взор, по мысли Пушкина, должен проникать в глубину явлений, не ограничиваясь их поверхностью.

Пушкин был в полном смысле слова законным и полновластным наследником всех богатств мировой поэ­тической культуры. В то же время Пушкин ничего не заимствовал механически, а создавал свою собственную, непохожую на предшествующую и невозможную в прежних условиях, неповторимо своеобразную художественную сис­тему, которая приобретала общенациональные характер и значение.

Стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотвор­ный...» (1836) представляет своего рода поэтическое заве­щание Пушкина. По теме оно восходит к оде римского поэта Горация «К Мельпомене», откуда взят и эпиграф. Первый перевод этой оды был сделан М.В.Ломоносовым, ее основные мотивы развивал и Г.Р.Державин в своем стихотворении «Памятник» (1796). Но все поэты, подводя итог творческой деятельности, различно оценивали свои поэтические заслуги и смысл творчества, по-разному фор­мулировали свое право на бессмертие.

Гораций считал себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи, Державин — за поэтическую искрен­ность и гражданскую смелость.

Пушкин говорит о себе не только как о национальном русском поэте, оставившем след в памяти народной (к его памятнику «не зарастет народная тропа»). Он как бы и очерчивает географические границы своей славы, проро­чески предсказывает, что его поэзия станет достоянием всех народов России:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий

Тунгус, и друг степей калмык.

Свой «нерукотворный» памятник, свою будущую по­смертную славу Пушкин связывает с существованием поэ­зии:

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Эти строки, как и многие другие в стихотворении, вызывают ряд ассоциаций, образов, знакомых по ранней лирике Пушкина.

В четвертой, самой важной по содержанию строфе, Пушкин дает точную и лаконичную оценку идейного смыс­ла своего творчества. Он утверждает, что право на всена­родную любовь заслужил гуманностью своей поэзии, тем, что своей лирой он пробуждал «чувства добрые». Поэтому невольно вспоминаются слова В.Г.Белинского, сказанные всего через десять лет после написания Пушкиным этого стихотворения: «Общий колорит поэзии Пушкина, и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».

В этой же строфе Пушкин подчеркивает, что вся его поэзия была проникнута вольнолюбивыми настроениями, духом свободы, восславлять которую в «жестокий век» николаевского режима было неимоверно трудной и не всегда безопасной задачей.

Концовка стихотворения — традиционное обращение поэта к своей музе. Муза должна быть «послушна» только «веленью божию», т.е. голосу внутренней совести, голосу правды, и следовать собственному высокому предназначе­нию, не обращая внимания на «хвалу и клевету» невежест­венных глупцов. Разумеется, говоря о «невеждах» и «глуп­цах», Пушкин не был высокомерен, не отделял себя от других людей. Он лишь подчеркивал независимость своих суждений и мнений, свое право поэта идти туда, «куда влечет... свободный ум», подниматься все к новым и новым высотам творчества.

И это чувство личного достоинства, гордого самоут­верждения и нашло свое великолепное и полное воплоще­ние в торжественно-величавых заключительных строках «Памятника»:

Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспаривай глупца.

Нашёл ошибку? Выдели и нажми ctrl + Enter
Теги: Пушкин | Распечатать
07.15.2011 / 22:39 - Сочинения

Партнёры
Работа на заказ
Заказать работу
Товары
загрузка...
Отзывы стобалльников
Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова
Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее...
Анастасия Донцова
Анастасия Донцова
Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее...
Мария Малышева
Мария Малышева
я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное - мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее...
Дарья Иванова
Дарья Иванова
Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее...
Войти через: