Схема анализа стиха (продолжение) » Сочинения, ЕГЭ по литературе 2015
Главная » Схема анализа стиха (продолжение)
Категории
Реклама


Схема анализа стиха (продолжение)

Знаменитая онегинская строфа представляет собой четырнадцатистишие, напоминающее английский сонет. Она пишется четырехстопным ямбом с расположением рифм ababccddeffegg. Онегинскую строфу можно условно разделить на три катрена и одно двустишие. Обычно в первом катрене дается тема строфы, во втором она развивается, а в третьем доходит до кульминации. Последнее двустишие строфы подводит итог теме иногда в афористичной форме:
Дай оглянусь. Простите ж, сени, 

Где дни мои текли в глуши,

Исполнены страстей и лени

И снов задумчивой души.

А ты, младое вдохновенье,

Волнуй мое воображенье,

Дремоту сердца оживляй,

В мой угол чаще прилетай,

Не дай остыть душе поэта,

Ожесточиться, очерстветь

И наконец окаменеть

В мертвящем упоенье света,

В сем омуте, где с вами я

Купаюсь, милые друзья!

Сложное строение строфы, ее особая целостность, смысловая емкость позволяют автору развивать многоплановый сюжет, легко переключаться с одной темы на другую, делать лирические отступления.

11. Основные образы

Образ — это любое явление, творчески воссозданное в произведении. Образ создается при активном участии воображения автора и читателя. Он обобщает действи­тельность, раскрывая в единичном закономерное, веч­ное, концентрирует существенные для автора стороны жизни. При этом образ нагляден, он стремится сохра­нить чувственную целостность и неповторимость вос­созданного явления. Образ способен объяснять не­известное известным или известное неизвестным, он может как облегчать, так и затруднять восприятие предмета, преображать вещь, превращать ее в нечто иное: сложное в простое, простое в сложное. Образ мо­жет выходить за рамки одного произведения:

—   образы-мотивы повторяются в нескольких про­изведениях одного или нескольких авторов (на­пример, образ метели);

—   образ-топос представляет «общее место», харак­терное для целой культуры данного периода или данной нации (например, образ дороги, мира как театра);

—   образы-архетипы являются наиболее устойчи­выми схемами или формулами человеческого воображения (таковы Дон-Жуан и Гамлет).

Образ достраивается в сознании читателя через дета­ли и подробности, описывающие явление. Надо уметь выделить слова, которые прямо указывают на образ (море, ночь, лес), и слова, которые этот образ довоссоз-дают в читательском воображении (шелестит, изум­рудный, нежный). В стихотворении, как правило, можно выделить несколько образов. Они всегда взаи­мосвязаны. При анализе стихотворения часто бывает важно выделить ключевой образ и образ-символ.

Поэт-мыслитель Ф. И. Тютчев, стремясь запечат­леть свое раздумье о величии и одновременно ничтожестве человека, обращается к образу птицы, рисует ее свободный полет:

С поляны коршун поднялся,

Высоко к небу он взвился;

Все выше, дале вьется он

И вот ушел за небосклон.

Поэт не спешит отвести взор от коршуна, он любу­ется его стремительным полетом. Зарисовка стано­вится зримой благодаря контрастно обозначенному пространству: «поляна» — «небо» и «небосклон», точным словам, смысловой вектор которых направ­лен вверх («высоко», «все выше», «дале»), нагнета­нию глаголов действия: «поднялся», «взвился», «вьется», «ушел».

Заключительный катрен стихотворения Тютчева — это осмысление темы человека, который, обладая стремлением к горнему, обречен влачить свою жизнь в суетном и скорбном мире:

Природа-мать ему дала

Два мощных, два живых крыла —

А я здесь в поте и в пыли,

Я, царь земли, прирос к земли!..

Поэтическая образность создается за счет разной соотнесенности образов. Так, соотнесены по ассоци­ации небо, небосклон два мощных, два живых крыла; пот пыль. Возможно и контрастное взаи­модействие образов: небо, небосклон, крылья поляна, земля; я коршун. По сходству соотнесены образы поляна земля; по смежности — пыль земля. Образы могут соотноситься по умозаключению: я царь земли.

При анализе образного строя стихотворения следу­ет обращать внимание на следующие аспекты:

— образы, связанные с цветовой палитрой:

Фиолетовые руки

На эмалевой стене

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине.

(В. Я. Брюсов)

—  освещение, воссозданное художественными сред­
ствами:

А внизу подо мною уж ночь наступила,

ночь наступила для уснувшей Земли,

Для меня же блистало дневное светило,

Огневое светило догорало вдали.

(К. Д. Бальмонт)

—  звуковые образы:

Нежно под трепетом ангельских крыл

Звонят кресты безымянных могил.

(С. А. Есенин)

—  зрительные впечатления:

Пригорок Пушкино горбил

Акуловой горою, а низ горы —

деревней был, кривился крыш

корою.

(В. В. Маяковский)

—  передача запахов средствами художественного
слова:

Свеж и душист твой роскошный венок,

Всех в нем цветов благовония слышны,

Кудри твои так обильны и пышны,

Свеж и душист твой роскошный венок.

(А. А. Фет)

—  воспроизведение ощущений:

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом...

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чем?

(М. Ю. Лермонтов)

—  образные ассоциации:

Где, как обугленные груши,

С деревьев тысячи грачей

Сорвутся в лужи и обрушат

Сухую грусть на дно очей.

(Б. Л. Пастернак)

12. Лексика

Анализ лексики стихотворения поможет проник­нуть в своеобразие поэтического языка конкретного текста и раскрыть особенности поэтической манеры художника.

Следует помнить, что слово в стихотворении всегда приобретает дополнительный смысл, особую эмоцио­нальную окраску. Классифицируя в самом общем ви­де лексику стихотворения, можно выделить несколь­ко групп:

Высокая лексика связана с архаизмами, устарев­шими словами, словосочетаниями, грамматическими формами и синтаксическими конструкциями, кото­рые употребляются для усиления художественной выразительности, придания речи торжественности или ироничности.

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

(А. С. Пушкин)

Поэтизмы — это подчеркнуто красивые поэтиче­ские слова и обороты.

Любовь земли и прелесть года,

Весна благоухает нам!..

Творенью пир дает природа,

Свиданья пир дает сынам!..

(Ф. И. Тютчев)

Прозаизмы — слова или выражения, которые вос­принимаются как чужеродные в поэтическом произ­ведении, хотя их присутствие в тексте внутренне мо­тивировано.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста

где-то

недокушанных, надоеденных щей;

вот вы,

женщина, на вас белила густо,

вы смотрите

устрицей из раковин вещей.

(В. В. Маяковский)

13. Изобразительные средства иносказания

Тропы и стилистические фигуры помогают доби­ваться особого эффекта выразительности. В отличие от стилистических фигур тропы строятся на преобра­зовании единиц языка, однако в ряде случаев это раз­деление художественных средств условно.

Метафора — это вид тропа, скрытое сравнение, в котором слова «как», «будто», «словно» опущены, но подразумеваются. Метафора рассчитана на не буквальное восприятие, поскольку имеет иноска­зательный смысл: переносит свойства одного пред­мета на другой. Таким образом предмет или явление получают чужое имя на основании сходства, ассоци­ации: «живая колесница мирозданья» (Ф. И. Тют­чев), «на ланитах так утро горит» (А. А. Фет), «трам­вай с разбега / Взметнул зрачки» (В. В. Маяков­ский).

Существуют две основные разновидности метафор: овеществление и олицетворение. В первом случае происходит перенос черт неодушевленного предмета на человека, как это делает А. А. Фет в поэтической строчке «Усилить бой бестрепетных сердец». Во вто­ром случае человеческие черты (или черты другого живого существа) приписываются неодушевленным предметам или явлениям. Так, Ф. И. Тютчев, созда­вая пейзажную зарисовку, преображает, одушевляет мир, говоря о «томном, легком шелесте» листьев. При характеристике метафоры стоит учитывать, что метафора может быть глагольной («дышит полдень»), вещественной («ярким солнцем в лесу пламенеет кос­тер»), в тексте может присутствовать метафориче­ский эпитет («грустно-сиротеющая земля»). Метафо­ры могут быть в разной степени развернуты. Это мо­жет быть образ, равный одному слову или распространенный на несколько фраз и даже на все произведение («Фонтан» Ф. И. Тютчева). В лирике В. В. Маяковского встречаются реализованные мета­форы: «Вот так я сделался собакой».

Характеризуя метафору, необходимо отметить сте­пень ее оригинальности. Различаются бытовые мета­форы, которые не придают речи выразительности, так как они стали общеупотребительными, привыч­ными («часы идут», «дождь барабанит») и индивиду­ально-авторские, яркие, самобытные. Великолепная авторская метафора завершает поэму В. В. Маяков­ского «Облако в штанах»: «Вселенная спит, / поло­жив на лапу / с клещами звезд огромное ухо».

Другим распространенным видом тропа является эпитет — образное определение предмета, явления. Например, К. Н. Батюшков с помощью эпитета со­здает необычайно выразительный образ: «Развалины на прахе строит минутный человек...» Чаще эпитет выражен прилагательным («И вы не смоете всей ва­шей черной кровью / Поэта праведную кровь!..» М. Ю. Лермонтов) или наречием («Я ласково влагаю в стих, что все на свете повторимо...» С. А. Есенин). Че­рез эпитет проявляется авторское отношение к изо­бражаемому, указывается на одно из свойств предме­та. Так, А. А. Фет определяет берег словом «цвету­щий», а Ф.И.Тютчев словом «сонный» (сравните с возможными логическими определениями этого же слова, которые не являются эпитетами, оставаясь ло­гическими определениями: берег крутой, зеленый, высокий).

При характеристике эпитетов следует помнить о су­ществовании постоянных эпитетов, распространенных в фольклоре. Для них характерна простота и неизмен­ность: трава зеленая, небо синее, добрый конь. В отли­чие от постоянного эпитета в индивидуально-автор­ском проявляется отношение поэта к изображаемому. Так, сон может быть определен как сладкий, крепкий, тревожный, а может, как у Ф. И. Тютчева, быть назван «железным сном». Различаются также эпитеты цвето­вые — «алый свет зари» (С. А. Есенин), «багряные листья» (Ф. И. Тютчев), оценочные — «кроткая улыб­ка увяданья» (Ф. И. Тютчев); метафорические — «ра­неное солнце» (В. В. Маяковский).

К изобразительно-выразительным средствам отно­сятся и другие тропы.

Сравнение — изображаемое явление уподобляется другому по какому-либо общему для них признаку. При этом, как правило, используются сравнитель­ные конструкции со словами «как», «будто», «слов­но» и др.: «как море шумное, волнуется все войско...» (К. Н. Батюшков); «точно пьяных гигантов столпив­шийся хор, / Раскрасневшись, шатается ельник» (А. А. Фет); «луна, как желтый медведь, / в мокрой траве ворочается» (С. А. Есенин).

Перифраз — одно понятие выражается с помощью описательного оборота: «улыбкой ясною природа / Сквозь сон встречает утро года...» (А. С. Пушкин).

Аллегория — иносказание: запечатлевает идеи в предметном образе. Трактовка аллегорического обра­за однозначна, поскольку образ фиксирует уже задан­ную мысль. Таковы басенные образы.

Метонимия — замена одного слова другим, имею­щим причинную связь с первым словом (перенос по смежности). Так, может быть названо имя автора вме­сто его произведения — «читал охотно Апулея, / А Цицерона не читал» (А. С. Пушкин), предмет вме­сто его содержимого — «шипенье пенистых бокалов» (А. С. Пушкин).

Синекдоха — разновидность метонимии: целое вы­является через свою часть: «Прощай, немытая Россия, / Страна рабов, страна господ, / И вы, мунди­ры голубые...» (М. Ю. Лермонтов).

Ирония — слово в контексте приобретает противо­положное значение. Похвала воспринимается как укоризна, указание на ум свидетельствует о глупости и т.п.: «Украшают тебя добродетели, / До которых другим далеко... /И — беру небеса во свидетели — / Уважаю тебя глубоко...» (Н. А. Некрасов).

Символ — многозначный иносказательный образ, в основе которого сходство или общность предметов и жизненных явлений. Символ есть знак, наделенный неисчерпаемой многозначностью образа. В отличие от аллегории, он многозначен. Например, образ Незна­комки в одноименном стихотворении А. А. Блока — символ гармонии, счастья, таинственной сути самой жизни.

В число изобразительно-выразительных средств языка входят стилистические фигуры.

Параллелизм — сходное расположение элементов текста, которые соотнесены по смыслу и создают еди­ный поэтический образ. Самой распространенной разновидностью является синтаксический паралле­лизм, который заключается в том, что в смежных стихах соблюдается одинаковая структура предложе­ний. Этот прием можно проследить в процитирован­ном ранее стихотворении В. Хлебникова «Когда уми­рают кони — дышат...» или в элегии Ф. И. Тютчева «Волна и дума»:

Дума за думой, волна за волной —

Два проявленья стихии одной:

В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,

Здесь — в заключении, там — на просторе,

Тот же все вечный прибой и отбой,

Тот же все призрак тревожно-пустой.

В целях усиления художественного впечатления используется стилистическая фигура гипербола. Пре­увеличение свойств изображаемого предмета или яв­ления может быть количественным, но может отно­ситься к характеру героя. На гиперболических обра­зах и сюжетах, выходящих за рамки правдоподобия, любил строить свои произведения не только В. В. Маяковский, но и в определенный период твор­чества С. А. Есенин:

Как овцу от поганой шерсти, я

Остригу голубую твердь.

Подыму свои руки к месяцу,

Раскушу его, как орех.

Противоположна гиперболе стилистическая фигу­ра литота — преуменьшение признака предмета или явления: «Ниже тоненькой былиночки надо голову клонить» (народная песня).

Антитеза — резкое противопоставление образов и понятий. В отличие от антитезы контраст может быть неявным, намеренно скрытым, уходящим в подтекст. Антитеза  всегда  реализует  себя  непосредственно  в тексте произведения, как в стихотворении Ф. И. Тют­чева «День и ночь».

Оксюморон — сжатая и оттого парадоксально зву­чащая антитеза, соединение несоединимого: «пыш­ное природы увяданье» (А. С. Пушкин), «дать сла­дость тайным мукам...» (Ф. И. Тютчев).

14. Поэтический синтаксис

Понятие «поэтический синтаксис» не имеет терми­нологического статуса, к нему прибегают, чтобы ос­мыслить такие особенности синтаксического стро­ения художественного текста (обращение, восклица­ния, риторические вопросы, инверсии и др.), которые связаны с мелодией стиха, с передачей настроения, с заострением поэтической мысли.

Синтаксическая инверсия — нарушение «естест­венного порядка» слов с целью выделения слова во фразе, создания ритмико-мелодической органи­зации речи. В трагическом финале стихотворения С. А. Есенина «Песнь о собаке» инверсия резко меня­ет интонацию фразы, заставляя читателя почувство­вать надрывную тоску собаки, потерявшей своих щенков:

В синюю высь звонко Глядела она, скуля, А месяц скользил тонкий И скрылся за холм в полях.

К особенностям синтаксиса стихотворения отно­сятся всякого рода повторы слов, словосочетаний, фрагментов текста. Внешне бесхитростна фраза М. И. Цветаевой: «Сегодня таяло, сегодня / Я просто­яла у окна». Однако она почему-то завораживает, по­этичность фразе придает именно повтор. Эта стилис­тическая фигура обладает разнообразными возмож­ностями для своего проявления в художественном тексте.

Анафора — единоначатие, повторение в начале стихотворных строк слова или словосочетания:

Это — круто налившийся свист,

Это — щелканье сдавленных льдинок,

Это — ночь, леденящая лист,

Это двух соловьев поединок.

(Б. Л. Пастернак)

Эпифора — повторение в конце стихотворных строк слова или словосочетания, т. е. противополож­ная анафоре стилистическая фигура:

Милый друг, и в этом тихом доме

Лихорадка бьет меня.

Не найти мне места в тихом доме

Возле мирного огня!

(А. А. Блок)

Лейтмотив — повторяющийся образ или оборот:

Пускай наносит вред врагу

Не каждый воин,

Но каждый в бой иди!

А бой Решит судьба...

(Н. А. Некрасов)

Рефрен — повторяющийся стих, припев в песне. Трансформирующийся рефрен — повтор стиха с неко­торыми изменениями:

Ночь, улица фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи еще хоть четверть века —

Все будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала,

И повторится все, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь.

(А. А. Блок)

Выразительным средством, создающим эффект эмоциональной напряженности, организующим ритм стихотворения является многосоюзие — повторение

союза:

И сердце бьется в упоенье

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

(А. С. Пушкин)

Противоположным стилистическим приемом яв­ляется убавление (бессоюзие), при котором намерено опущены союзы, соединяющие во фразах слова и предложения, вследствие чего речь приобретает боль­шую сжатость, компактность:

Тени сизые смесились,

Цвет поблекнул, звук уснул —

Жизнь, движенье разрешились

В сумрак зыбкий, в дальний гул...

(Ф. И. Тютчев)

Рассмотрение особенностей поэтического синтак­сиса требует и анализа тех знаков препинания, выбор которых зависит от воли автора. Одним из самых бо­гатых по смыслу является многоточие, которое мо­жет указывать и на незавершенность поэтической мысли, и на паузу раздумья, и на нахлынувшие вос­поминания, на остроту переживаний, которые не мо­гут облечься в слова (еще раз вспомним пушкинское стихотворение «Ненастный день потух; ненастной но­чи мгла...»). Знаком особой выразительности явля­ется тире, во многом ставшее приметой поэтики М. И. Цветаевой, которая могла буквально все стихо­творение выстроить на этом знаке, добиваясь стреми­тельности мысли, особого динамичного ритма:

Зверю — берлога,

Страннику — дорога,

Мертвому — дроги.

Каждому — свое.

Женщине — лукавить,

Царю — править,

Мне — славить

Имя твое.

Восклицательный знак в поэтическом тексте — это особый способ передачи различных эмоций. В сти­хотворении А. А. Фета «На заре ты ее не буди...» дважды повторен стих «На заре она сладко так спит», причем в финале стихотворения эта строка заверша­ется восклицательным знаком. Очевидно, что в завер­шающей строфе повтор дается с иной интонацией, в которой можно угадать нежность, заботу, любовь, восторг.

Иногда поэты прибегают к редкому знаку отточия: лавина точек, которыми можно обозначить пропуск строки или строфы. Поэт таким образом может призы­вать читателя к сотворчеству или указывать на область невыразимого (финал стихотворения А. С. Пушкина «Осень»).

Существуют и другие особенности поэтического синтаксиса:

—   обращение: «Друг мой, друг далекий, / Вспомни обо мне!» (А. А. Фет);

—   риторический вопрос: «О чем ты воешь, ветр ноч­ной? / О чем так сетуешь безумно?..» (Ф. И. Тют­чев);

—   восклицания: «О, хотя бы / еще / одно заседа­ние / относительно искоренения всех заседа­ний!» (В. В. Маяковский);

—   эллипсис — пропуск подразумеваемого слова, который создает эффект лирической взволно­ванности: «Ни у кого — этих звуков изгибы... / И никогда — этот говор валов» (О. Э. Мандель­штам);

—   длина фразы, предложение и ритм, совпадения предложений с концом строки, строфы, стихо­творение, равное одному предложению: «Когда волнуется желтеющая нива...» (М. Ю. Лермон­тов);

—   особые синтаксические конструкции: безгла-гольность, назывные предложения (А. А. Фет «Это утро, радость эта...»), безличные и неопре­деленно-личные предложения:

Прозвучало над ясной рекою,

Прозвенело в помершем  лугу.

Прокатилось над рощей немою,

Засветилось на том берегу.

(А. А. Фет)

15. Звукопись

Фоника (греч. phonikos — звучащий) — звуковая организация художественной речи. Звукопись — один из видов инструментовки стиха, система звуко­вых повторов с целью создания особого эффекта соот­ветствия фонетического состава фразы изображенной картине.

Благозвучие:

Тайны созданных созданий

С лаской ластятся ко мне,

И репещет тень латаний

На эмалевой стене.

(В. Я. Брюсов)

Звуки [а], [э], [л], [л'], [н], [н'], [м], [с].

Неблагозвучие:

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

(А. А. Блок)

Звуки [ч], [р], [р'], [к], [г], [х].

Звукоподражание:

Знакомым шумом шорох их вершин

Меня приветствовал.

(А. С. Пушкин)

Полночной порою в болотной глуши

Чуть слышно, бесшумно, шуршат камыши...

(К. Д. Бальмонт)

Звуковые повторы — повторение внутри стиха и в соседних стихах группы одинаковых или похожих звуков.

Ассонанс — повторение гласных звуков:

Я впервые открыл в этой речи клоны,

Перспевные, гневные, нежные звоны.

(К. Д. Бальмонт)

Аллитерация — повторение согласных звуков:

Рас — стояние: версты, мили...

Нас рас — ставили, рас — садили,

Чтобы тихо себя вели,

По двум разным концам земли.

(М. И. Цветаева)

16. Размер

Версификация (от лат. versus — стих и facio — де­лаю) — искусство стихосложения по определенным правилам, выработанным на основе языка данного народа и практики поэтов.

Так, в античности существовала система метриче­ского стихосложения, основанная на ритмическом сочетании долгих и кратких гласных звуков в стихе. Ритмическим определителем являлась мора — едини­ца времени, нужная для произнесения краткого сло­га, соответственно на произнесение долгого слога тре­бовалось две моры. Стопой называли сочетание дол­гих и кратких слогов. В русском языке долгота и краткость не имеют смыслоразличительного значе­ния, поэтому перенести эту систему на русскую почву было невозможно. По аналогии была выстроена сил­лабо-тоническая система, упорядочивающая чередо­вание ударных и безударных слогов (название «сто­пы» сохранилось условно), при этом сохранилась сис­тема   народного   стиха   и   силлабическая   система, развились  тактометрическая  система  и   свободный стих (верлибр).

Выделяются следующие принципы метрической организации стиха:

—  стихотворная речь членится на ритмически со­измеримые отрезки (стихотворные строки, сти­хи), они часто не совпадают с законченными синтаксическими единицами;

—  соразмерность достигается определенным коли­чеством слогов (т. е. тем, что связано с ритмом дыхательных процессов). Слоги — это лишь ма­териал для ритмического строения стиха. Орга­низация слогов неодинакова в стихотворных произведениях разных народов, разных времен. Она зависит от особенностей национального языка, его исторического развития;

—  стопа — ударный слог с примыкающим к нему безударным. Равномерная повторяемость стоп в стихе обеспечивает ритм.

Свободный стих (верлибр) — стих, не имеющий метра и рифмы и отличающийся от прозы только чле­нением на строки.

Она пришла с мороза,

Раскрасневшаяся,

Наполнила комнату

Ароматом воздуха и духов,

Звонким голосом

И совсем неуважительной к занятиям

Болтовней.

Она немедленно уронила на пол

Толстый том художественного журнала,

И сейчас же стало казаться,

Что в моей комнате

Очень мало места.

(А. А. Блок)

Силлабическая система (слоговая) основывалась на равном количестве слогов в строке.

Наука ободрана, в лоскутах обшита,

Из всех почти домов с ругательством сбита;

Распечатать
Подпишись
Партнёры
Отзывы стобалльников
Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова
Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее...
Анастасия Донцова
Анастасия Донцова
Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее...
Мария Малышева
Мария Малышева
я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное - мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее...
Дарья Иванова
Дарья Иванова
Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее...
Светодиодные лампы HB3 | Egg6242 electrolux там.
Войти через: